?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
История фотографии. Часть 1. Начало.
pavluhinoleg
Сегодня нашу жизнь уже невозможно представить без фотографии. Каждый день мы смотрим и создаём миллионы самых разных изображений. Мы фотографируем себя, своих друзей, домашних животных и охотно делимся этими снимками в соцсетях. Мы непременно возьмём фотоаппарат, отправляясь в путешествие.


Фотографируя достопримечательности разных городов и стран, мы осознаём, что их снимали тысячи раз, но рука всё равно тянется к фотоаппарату. Почему так происходит, ответить сложно, но ведь ещё в первобытные времена у людей возникла потребность изобразить окружающий мир. Так появились наскальные рисунки, так началась история изобразительного искусства.

Рисунок лошади в пещере Ласко (Франция).


История изображений нарисованных светом началась также в древности. Скорее всего, чудесное открытие произошло совершенно случайно. Люди заметили, что свет, пропущенный через небольшое отверстие в тёмном помещении, создаёт на противоположной стене перевёрнутое изображение того, что находится перед этим отверстием. Именно это наблюдение и положило основу для появления фотографии (от др.-греч. φωτος — свет и γραφω — пишу).


Люди изобрели специальное устройство, которое называлось «камера-обскура» (в переводе с латинского означает «тёмная комната»). С её помощью эти изображения можно было рассматривать и зарисовывать. Знаменитый итальянский учёный и художник Леонардо да Винчи описывал это устройство в своём «Трактате о живописи». В середине XVI века другой знаменитый итальянец Джамбаттиста делла Порта усовершенствовал этот прибор, применив собирательную линзу, улучшив чёткость проецируемого изображения.



Пришло время, когда камерой-обскурой стали называть ящик с увеличительным стеклом в передней стенке и полупрозрачной бумагой или матовым стеклом в задней стенке. Такой прибор служил для механической зарисовки предметов внешнего мира.


Перевернутое изображение достаточно было с помощью зеркала поставить прямо и обвести карандашом или тушью на листе бумаги. В результате получался очень точный рисунок пейзажа, натюрморта или портрет человека.


Кадр из фильма «Девушка с жемчужной серёжкой», посвящёного голландскому живописцу Яну Вермееру Делфтскому.


Камеру широко использовали итальянские и голландские живописцы. Благодаря их труду, мы имеем множество чудесных видов европейских городов с правильной передачей перспективы. Это была «фотография до фотографии".


Ян Вермеер
"Вид города Делфта", 1660-е гг.
09.jpg

Каналетто
"Венеция. Дворец Дожей и Рива Дельи Скьявони".


К середине XVIII века камера-обскура получила распространение и в России. Называлась она «Махина для снимания першпектив» и была сделана в виде походной палатки.


Благодаря этому устройству мы можем видеть документально запечатленные виды Петербурга, Петергофа, Крондштата, а также других русских городов.


Наблюдая и работая с этими камерами, люди, разумеется, задавались вопросом: «Как же сделать так, чтобы рисунок, полученный с помощью света, отпечатывался на листе бумаги сам, без помощи художника». Над этой задачей трудилось много поколений учёных из разных стран мира. Превратить мечту в реальность помог целый ряд открытий, которые напрямую отношения к фотографии не имели. Например, в 1694 году немецкий химик Вильгельм Гомберг открыл светочувствительность азотнокислого серебра. В 1725 году русский государственный деятель и химик-любитель Бестужев-Рюмин обнаружил, что под воздействием солнечного света растворы солей железа изменяют цвет. Через два года немецкий врач и профессор анатомии Иоганн Генрих Шульце обнаружил светочувствительность хлористого серебра.

Иоганн Генрих Шульце.
(1687 - 1744).


Но до фотографии было ещё далеко. Только в XIX веке началась целенаправленная работа учёных и изобретателей разных стран по химическому закреплению светового изображения в камере-обскуре. Первое практическое применение светочувствительности различных веществ принадлежит англичанам Гемфри Дэви и Томасу Веджвуду. Они пробовали зафиксировать очертания теней предметов на бумаге и коже, предварительно погружаемых в раствор серебра. В результате получалось малоконтрастное изображение, которое из-за продолжающейся химической реакции при просмотре на свету полностью пропадало. Однако, вскоре из-за болезни Веджвуд умирает, и такие эксперименты были завершены.


В 1814 году британец по имени Джон Гершель обнаружил способность серноватистокислого раствора растворять хлористое серебро и таким образом обнаруживает вещество, способное закреплять фотографическое изображение.

► Наилучших результатов добились французы Жозеф Нисефор Ньепс (1765 - 1833), Луи-Жак Манде Дагер (1787 - 1851) и англичанин Уильям Фокс Генри Тальбот (1800 - 1877). Их принято считать изобретателями фотографии.

ЖОЗЕФ НИСЕФОР НЬЕПС
(1765 - 1833)
17.jpg

Французский изобретатель Жозеф Ньепс считается первым, кому удалось получить устойчивое изображение. До 1813 года он вместе с сыном Исидором работал над улучшением процесса литографии, которая была изобретена незадолго до этого. Литографические изображения получали с помощью специального литографского камня, куда наносился рисунок. Такие изображения можно было тиражировать в большом количестве экземпляров, однако Ньепс стремился получить гравюру, созданную не художником, а светом. Ему удалось изобрести светочувствительный состав, который наносился на пластины из стекла, меди или сплава олова со свинцом. Затем Ньепс засвечивал их в течение нескольких часов. Таким образом, можно было получать гравюрные копии. А помещая пластины в камеру-обскуру, изобретателю удавалось получать «отражения видимого мира».

Самая известная гелиография (от греч. ἥλιος – Солнце и γράφω – пишу) Ньепса получила название «Вид из окна в Ле-Грасе». При ярком солнечном свете Ньепс направил из окна своей мастерской камеру-обскуру на крыши соседних строений. Экспозиция составляла несколько часов, а некоторые исследователи считают, что несколько суток. В результате на оловянной пластинке, покрытой тонким слоем асфальта, был запечатлен открывавшийся вид.


Такая гелиогравюра представляла собой лишь начальный этап в изобретении фотографии. Снимок был весьма низкого качества, и местность была едва различима. Оригинальное изображение выглядит так.


В 1827 году, возвращаясь из Англии, Ньепс встретился с богатым, процветающим художником – Луи Дагером. Они стали партнёрами, и 14 декабря 1829 года подписали контракт о сотрудничестве на 10 лет. Именно Дагер и стал официальным изобретателем фотографии.

ЖАК-ЛУИ МАНДЕ ДАГЕР
(1787 - 1851)


Путём проведения химических опытов Дагер, используя камеру-обскуру, Дагер находит способ получать на серебряных пластинах устойчивые снимки с натуры. Эти пластины с изображениями называли «дагеротипами».

В 1816-м году Дагер был главным декоратором театра «Амбипо-Комик». Здесь он достиг относительно больших высот и одобрения публики. Но Луи Дагер не привык останавливаться на достигнутом, он постоянно пробует себя в чём-то новом, экспериментирует и стремится к лучшему. Так в 1822 году, изобретатель вместе с художником Шарлем Бутоном создают диораму (от греч: видеть насквозь) в Париже. Диорама представляла собой установленный в специальном помещении большой (13х20 м) полупрозрачный экран, расписанный с обеих сторон. Роспись представляла один и тот же вид, но данный в разной последовательности развития действия или в разное время года и суток. При помощи сложной системы фонарей, зеркал и жалюзи поток света, падавший на изображения, регулировался и создавал иллюзию драматического развития действия, а также движения отдельных предметов. Для убедительности перед картиной к тому же выставлялись настоящие предметы и живые люди; действие сопровождалось звуковыми эффектами и музыкой.


Диорама быстро становится популярнейшим зрелищем Парижа. Два года спустя после её открытия за представление "Часовня Холируд" Дагера награждают орденом Почетного легиона. Примерно в это время Дагер заинтересовался опытами по закреплению изображений, получаемых в камере-обскуре. Уже через год после постройки диорамы Дагер оборудует в её помещении мастерскую и принимается за исследование светочувствительных веществ. Причём делает он всё это с такой страстью, что близкие начинают опасаться за его психическое здоровье. С целью консультаций Дагер знакомится с оптиком Шарлем Шевалье, с которым уже долгие годы находится в профессиональных отношениях Нисефор Ньепс. Узнав от Шевалье об опытах Ньепса, Дагер пишет ему письмо и договаривается о совместной работе.

Летом следующего года, следуя через Париж в Лондон к своему брату Клоду, Нисефор Ньепс встречается с Дагером. Тот хвалит его гелиографию и показывает ему свою диораму. Ньепс вдохновлен знакомством с Дагером, однако, уже в Лондоне, ещё раз пытается самостоятельно продвинуть собственное детище, и снова терпит неудачу. Продолжая свои исследования, Ньепс чувствует, что силы его оставляют, тогда он решается на деловой союз с Дагером. Теперь партнеры трудятся параллельно, извещая друг друга о деталях исследований.

Опасаясь, что их идеи могут быть украдены, Ньепс и Дагер зашифровывают свою переписку.

"... я произвел несколько опытов с 35, но погода в это время была неблагоприятна, и вещества не имели той чувствительности, которой отличаются употребляемые мною сейчас. Я убедился, что 35 действует совершенно так же, как и 46. Пластинки, обработанные 20, и другие пластинки, обработанные 5, будучи подвергнуты действию 35, посредством сильного разряда оказались после этого в таком же состоянии, как если бы я подверг их действию 46 в продолжение получаса. Этот результат не подлежит сомнению, так как он удавался мне много раз. Итак, не нужно удивляться, что при 37, когда 38 насыщен 35, результат получается скорее, чем с помощью 56. Я даже предполагаю на этом основании, что если пропустить 46 через 35 перед введением в 13, он бы ею зарядился, потому что, как мне кажется, 46 жадно соединяется с электричеством; но сделать это, по-видимому, трудно; разве только жидкости или 90 могут помочь делу".

И только эти двое, только Ньепс и Дагер знали, что 5 – это сирийский асфальт, 13 - камера-обскура, 20 – йод, 35 - электрическая жидкость, 37 – гроза, 38 – воздух, 46 –свет, 56 – солнце, 90 – газы.

5 июля 1833 года Нисефор Ньепс умирает. А Дагер в последующие пять лет достигает блестящих успехов, в результате которых появляется первая в истории полноценная фотографическая технология, которая носит имя её создателя. Как были совершены все эти открытия, на самом деле неизвестно. До нас дошли лишь некоторые, вполне мифические, рассказы, касающиеся чудесных свойств йода и ртути, на которые случайно наталкивается Дагер.

В 1838 году Дагер впервые запечатлел на фотоснимке людей. Кто были эти люди — может быть, монарх, премьер-министр, богатый промышленник? Вовсе нет - это были чистильщик обуви и его клиент. Фотография называется "Бульвар дю Тампль".


На ней запечатлен один из парижских бульваров. Луи Дагер снимал её 10 минут — технологии того времени не позволяли делать выдержку короче. Из-за растянутой выдержки на оживленном бульваре не видно ни людей, ни повозок - они покидали кадр еще до того, как успевали "зафиксироваться" на снимке. Единственными персонажами, которые оказались достаточно статичны, чтобы появиться на фотографии, оказались лишь два человека.

На рекламу своего изобретения Дагер бросает все свои силы, в результате чего группа влиятельных ученых наносит официальный визит в лабораторию, где изобретатель демонстрирует им несколько дагерротипов. Среди ученых присутствует и друг Дагера, физик Франсуа Араго, ректор Парижской обсерватории и секретарь Парижской Академии наук. Именно он 7 января 1839 года на заседании Академии наук докладывает об открытии Дагера, характеризуя роль Ньепса во всей этой истории единственной фразой: "Изобретение г. Дагера является плодом многолетних исследований, в течение которых он имел сотрудником своего друга, покойного г. Ньепса из Шалона-на-Соне". 19 августа того же года на объединенном заседании Академии наук и Академии изящных искусств Араго уже знакомит общественность и с конкретной технологией изобретения.


Новость мгновенно разносится публикой, пресса ее подхватывает, и Дагер в тот же день становится национальным героем. Он избирается почетным членом Английского королевского общества, Академий наук и научных обществ Вены, Мюнхена, Нью-Йорка, Эдинбурга. Ему дарят подарки императоры и со всего мира приходят восхищенные письма. Король Франции Луи-Филипп производит изобретателя Дагера в офицеры Почетного легиона.

Впоследствии Дагер соглашается обнародовать свои достижения в фотографии и технические секреты своей диорамы. Всё это он описывает в трактате "Исторический очерк и описание процедур дагеротипа и Диорамы", который выходит из печати осенью 1839-го, пользуется большой популярностью и неоднократно переиздаётся.


Приобретение дагеротипии французским государством невозможно переоценить. Этим актом фотопроцесс отдается в пользование всему человечеству, и теперь любой человек в любой стране может без всяких ограничений практиковать дагеротипию. Массы новоявленных фотолюбителей принимаются снимать монументы и архитектурные памятники, и вскоре популярность процесса преодолевает границы страны. В сентябре устраивается презентация дагеротипии в Лондоне, в конце октября в Нью-Йорке в одной из витрин Бродвея появляется первый местный дагерротип, а к концу года изобретение достигает Южной Америки.

Теодор Мориссет «Дагеротипомания», 1840 г.


Однако, не все люди в те времена оказались поклонниками этого нового величайшего изобретения. Были и противники, которые сочли за богохульство изображать людей техническим прибором. Тогда же в 1839 году на слухи об удивительном открытии немецкая газета «Лейпцигер анцейгер» разразилась гневным осуждением: «Желание фиксировать беглые отображения граничит с кощунством. Бог создал человека по своему подобию, и никакой аппарат не может зафиксировать изображение подобия Бога; Бог должен был бы изменить своим вечным принципам, чтобы позволить какому-то французу из Парижа бросить в мир такую дьявольскую выдумку». Русские искусствоведы оказались более снисходительными и милостиво согласились признать съемку неживой натуры, но стали возражать против фотографирования людей. «Что касается до снимков портретов посредством дагеротипа, — резюмировала «Художественная газета» (1840, №2), — то нам это кажется бесполезным».

Между тем “какой-то француз из Парижа” не испытывал недостатка в постоянно идущих к нему заказчиках. В 1840-м он покупает дом в деревне Бри-на-Марне (Bry-sur-Marne, Иль-де-Франс), куда и переселяется вместе с семьей. Здесь он заводит фотолабораторию, мастерскую и даже обсерваторию, пишет для местной церкви иллюзионистическую перспективную картину, снимает небольшое число дагерротипов и занимается собственным садом. Тамошние жители избирают его советником своего муниципалитета, а после его смерти устанавливают на его могиле памятник.


Recent Posts from This Journal

  • Фолк-проект "Тридцать шагов за горизонт".

    «Тридцать шагов за горизонт» - это фолк-проект народного коллектива фольклорного ансамбль «Жаворонки» (г. Владимир). Это размышления о жизненном пути…

  • Пленэр во Владимире 2019. Часть 2.

    Наконец-то публикую запоздавшую вторую часть моего рассказа о пленэре во Владимире. Напомню, что международный пленэр юных художников проходил во…

  • Пленэр во Владимире 2019. Часть 1.

    С 17 по 23 августа нам с учениками повезло стать участниками интересного события – международного пленэра юных художников во Владимире. В этих…



  • 1
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal волжского региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.

Очень интересно, спасибо!

  • 1